Заказ обратного звонка
Оставьте Ваши координаты и мы позвоним Вам, чтобы ответить на все вопросы.
Ваше имя
Телефон
E-mail
Ваш вопрос

Приложения
Categories
  • 8 (495) 215-03-88
  •       8 (800) 707-03-18
  • Пн—Вс 9:00—22:00

Синие мечи Мейссенского фарфора

25 сентября 2014

Все-таки прав американский фантаст Клиффорд Саймак - наступает такой момент в жизни, когда начинаешь особо ценить полузабытые, полустершиеся в памяти образы из далекого детства. Есть один такой и у меня.

Моя бабка Олимпиада, в кругу семьи «баба Ада», а в далекой юности урожденная графиня фон Гернкорн, доводилась внучатой племянницей маркизу Жозефу д’Эстену, который в свою очередь, находился в родстве со знаменитейшим и древнейшим французским родом Роганов. В конце XIX века в Европе считалось престижным служить в русской армии, здесь хорошо платили. Поэтому, муж бабы Ады Густав поступил на службу, сперва в 82-ой Дагестанский кавалерийский полк, а спустя четыре года, после второго ранения, перешел на службу в пограничную стражу.

Над головами этого поколения дули такие ветры, что от приданного бабы Ады остались только золотой браслет в три листка, старые сахарные щипцы и фарфоровая сахарница из чайного сервиза с пасторальным поцелуем сельских жителей, облаченных в яркие развевающиеся одежды и купидончиком, примостившимся сбоку. Так вот, на донце сахарницы, имелся торговый знак - две стилизованных перекрещивающихся сабли или шпаги – синие мечи, очертания которого врезался в мою тогда четырехлетнюю память насмерть.

iNEiiJ

Став постарше я узнал, что это логотип знаменитой мануфактуры в немецком городе Мейссене, что неподалеку от Дрездена.

meissen2

Шло время, жизнь шла своим чередом, а очарование, впечатление, усиленное детством, не проходило. После прочтения «Знак четырех» А. Конандойла мое воображение разгорелось с новой силой.

Такому очарованию оказался подвержен не я один. Таких очарованных набралось половина мира. Здесь обошлось без Конандойла. Он к этому моменту еще не успел родиться. В Старом Свете, в галантный век (1661—1789, фр.), порцеллан всегда ассоциировался с сокровищами и чудесами Востока. И алхимическое открытие секрета его производства в 1709 году казалось чудом, да оно им и было.

Но случилось и еще одно чудо. Спустя 13 лет. Первый инспектор мейссенской фабрики, учрежденной в 1710 году, Иоганн Мельхиор Штейнбрук, обладавший врожденным чутьем дельца, придумал особую эмблему - скрещенные сабли, которая должна была служить отличительной меткой. История сохранила даже точную дату этого события – 8-ое ноября 1722 года. Отметка оказалась устойчивой, хоть очертания ее и менялись слегка с годами, иногда исчезая с шедевров и появляясь вновь. Она действует и до сих пор и всегда выполняется кобальтом в технике подглазурной росписи и всегда василькового цвета. Даже в наше прагматичное время, до сих пор он считается одним из самых желанных логотипов в глазах поклонников изысканной роскоши.

0326

Вкусами европейской аристократии начала XVIII века управляли три направления: тюркери, жапонез и шинуазри. Иными словами, турецкий, японский и китайский фарфор. Поэтому, в первые годы производства в Мейссене продукция готовилась либо по лекалам, либо появлялись собственные творения, но все равно в «а-ля-Ориент». Все это с восторгом принимала публика – были бы деньги.

1684-16-10

«…общества представляли картину самую занимательную. Образованность и потребность веселиться сблизили все состояния. Богатство, любезность, слава, таланты, самая странность, все, что подавало пищу любопытству или обещало удовольствие, было принято с одинаковой благосклонностью. Литература, ученость и философия оставляли свой тихий кабинет и являлись в кругу большого света угождать моде, управляя ее мнениями. Женщины царствовали, но уже не требовали обожания. Поверхностная вежливость заменила глубокое почтение.»
А.С. Пушкин «Арап Петра Великого».

Этот абзац дает идеальный набросок нравов того времени.

Фарфор ценился выше золота. И сейчас ценится. Выше всего - подлинные творения мейссенской фабрики. Цифры, которые выкрикивают на аукционах больше похожи на номера карточек социального страхования, чем на цены. Каждый продукт расписывается вручную и несет на себе отличительные черты работы и индивидуальности мастера. Но процветает и рынок повторений.

iNECay

Искусство вообще развивается по определенным законам. Возвышенное – прекрасное - комическое - вот этапы его юности – расцвета- увядания – старости. Особенно рельефно эта динамика заметна при сопоставлении двух торговых марок мейссенской (немецкий фарфор) и севрской (Франция). Каждая из них пережил эволюцию от возвышенного к восхитительному. И обе пребывают в равновесии формы и содержания. Два других периода, стадии заката, они когда-нибудь произойдут, но много позже. Мессенский- более вычурный, более пасторальный, более пересыщенный множеством деталей и элементов псевдовостока и, как ни странно, более фламандский, пышущий здоровьем. Севрский - изящный, с более уравновешенной гаммой цветов, с разумной достаточностью деталей. И в развитии стиля и вкуса севрский продвинулся дальше навстречу взыскательным запросам современных потребителей.

Севрские мастера научились виртуозно управляться с глазурованным веществом, вникли во все тонкости этого дела, изобрели свой собственный подход. Наряду с глазурованным - в Севре придумывают «бисквит»- не обливной порцеллан, без глазури, который по фактуре напоминает античные изделия. Бисквит становится визитной карточкой севрской мануфактуры. Немудрено, что он постепенно оттеснил конкурента на вторые роли и лидером интереса знати старого континента был именно Севрский. Но это уже совсем другая история.

160_21_-1_10_4Mesien

Я же обречен навечно оставаться приверженцем Мейссена. И это неплохо. Мне даже думается, что эту точку зрения разделяют многие. Уж таково обаяние "синих мечей".